РљРёРїСЂ 1 страница

Бернард Стоунстрит прохаживается взад-вперед РїРѕ площадке третьего этажа. Р’РёРґ Сѓ него недовольный Рё слегка ошарашенный. Рыжий чуб Рё РґРѕСЂРѕРіРѕР№, словно вчера купленный черный костюм болезненно напоминают Кейс Рѕ прошлом визите.

– О, приветствую, – говорит он после секундного замешательства. – А я уже думал, куда вы подевались... На встречу с Хьюбертом и Доротеей?

– Угу, судя по всему.

– Кейс, вы в порядке? – спрашивает он с беспокойством, реагируя на ее тон.

– Абсолютно. – Она точно откусывает это слово.

– Странные вещи творятся, вы не находите? – Стоунстрит понижает голос, хотя рядом никого нет. – Я насчет Доротеи.

– А что случилось?

– Бигенд взял ее на работу, в отдел графики. Посредником для переговоров с клиентами. Совершенно неожиданный поворот. Он сам всегда говорил, что дизайнеры должны напрямую общаться с клиентом! – Бернард прикусывает губу. – Хотя, конечно, Доротея опытный работник. – Он пожимает плечами, красивый черный пиджак подчеркивает экспрессивность этого движения. – Она сегодня утром послала Хайнцу заявление об уходе.

– А когда ее наняли?

– Сегодня же и наняли. – Стоунстрит удивленно разводит руками. – Я сам только что узнал.

– Где они?

– Там же, где и раньше. В той комнате. – Он показывает рукой.

Кейс обходит его, приближается к двери и распахивает ее.

– О, доброе утро! – восклицает Бигенд.

Он сидит во главе стола, там, где в прошлый раз сидел Стоунстрит. Слева от него, спиной к двери, сидит Доротея, а напротив нее Бун Чу. Оба они молчат.



Кейс с силой захлопывает дверь.

– Кейс, послушайте... – начинает Бигенд.

– Помолчите! – Странный, почти незнакомый голос. Неужели ее собственный?

– Кейс... – начинает Бун.

– Какого черта?! Что здесь происходит?

Хьюберт хочет что-то сказать.

– Вы что, взяли ее на работу? – Кейс указывает на Доротею.

– Ваше возмущение естественно, было бы странно ожидать другого, – говорит Доротея ангельским голосом. Она одета во что-то мягкое и серое, хотя волосы по-прежнему туго затянуты в узел на затылке.

– Этот человек, – Кейс поворачивается к Бигенду, – который напал на меня в Токио...

– Франко, – тихо вставляет Доротея.

– Заткнитесь!

– Так это же водитель Доротеи! – говорит Бигенд таким тоном, как будто это все объясняет. Лицо его буквально прыскает самодовольством.

– Налетчик, – уточняет Кейс.

– И что же сделал бедный Франко, когда столкнулся с вами внизу? – спрашивает Доротея.

– Убежал.

– Причем в ужасе, – замечает Доротея. – Врач в Токио сказал, что угоди вы на пару сантиметров ниже, он был бы уже мертв. Переносица вошла бы ему в мозг, прямо между лобными долями. Кажется, это так называется. У него сотрясение мозга, огромные синяки под глазами, и дышать он может только через рот – пока не сделают операцию.



Мягкость тона Доротеи сбивает Кейс даже сильнее, чем смысл ее слов.

– Водить машину он точно уже не будет, – заканчивает та. – По крайней мере мою.

– Ничего, пойдет в грабители, – отвечает Кейс уже обычным голосом. Тот, малознакомый, спрятался обратно в свою коробочку. А жаль.

– Конечно, все получилось нехорошо, – говорит Доротея. – Если бы я сама там была, ничего подобного не произошло бы. Франко добродушный человек, просто кое-кто давил, требовал результатов.

Сохраняя неподвижность, она как-то умудряется создать впечатление, что пожала плечами.

– Кейс, – говорит Бигенд, – я знаю, вы расстроены. Но присядьте, пожалуйста. Послушайте. У нас тут идет очень полезный разговор, открываются все карты. Доротея может рассказать много интересного о том, что здесь происходит, и это впрямую касается вас. Ваши отношения, как выясняется, начались раньше, чем контракт с фирмой «Хайнц и Пфафф». По крайней мере еще до нашей встречи в Лондоне. Пожалуйста, садитесь.

Кейс с возмущением замечает, что Бун держится собранно, но подчеркнуто нейтрально: в неизменной черной курточке, с непроницаемым лицом. Точь-в-точь китайский карточный шулер, только что не насвистывает.

Она чувствует, что уже приняла решение, хотя еще не знает какое. Придвинув стул, Кейс садится боком – чтобы не делать лишних движений, если придется уходить.

– Бун решил мне рассказать, – продолжает Бигенд, – про ваши столкновения с Доротеей. А также о том, что произошло, и о вашей версии событий.

– Моей версии?

– Которая полностью подтвердилась. – Бигенд откидывается на спинку стула; сейчас ему не хватает ковбойской шляпы. – Да, Доротея вам грубила. Она прожгла вашу куртку, подослала Франко и его помощника в квартиру вашего друга, где они поставили в компьютер жучок для перехвата нажатий клавиш. Во время второй встречи она намеренно показала вам изображение, которое должно было выбить вас из колеи, и она же оставила куклу на двери, чтобы вас напугать. Кроме того, телефон вашего друга поставлен на прослушивание, и Франко следил за вами. Например, когда вы гуляли с Буном вдоль канала. И в Токио, конечно.

Кейс кидает на Буна взгляд, который, как она надеется, означает «я до тебя еще доберусь», и поворачивается к Бигенду.

– Ну и что? Что дальше, Хьюберт? Вы это узнали – и сразу ее наняли?

– Да. – Бигенд терпеливо кивает. – Потому что лучше держать ее в союзниках. И вот теперь она наш союзник. – Он смотрит на Доротею.

– Поймите, Кейс, – говорит Доротея, – для меня это вопрос карьеры. – Слово «карьера» она произносит, как «религия». – Мне сейчас выгоднее быть на стороне «Синего муравья». И Хьюберт знает об этом.

– Хьюберт, – спрашивает Кейс, – а вам не приходило в голову, что Доротея просто...

– Что? – Он подается вперед, кладет ладони на стол.

– Злобная и лживая сучка?

Бигенд хихикает. Жутковатый звук.

– Ну что же, наш бизнес – реклама, нам не привыкать. И вообще, здесь речь не о честности, а о преданности. А я ни на минуту не сомневаюсь, что Доротея абсолютно предана своей... – он холодно смотрит на Доротею, – своей карьере.

Кейс неохотно признает, что Бигенд, пожалуй, прав.

Он покупает Доротею тем, чего никто другой не может предложить: стремительным взлетом по служебной лестнице «Синего муравья». Да, так оно и есть. Кейс становится интересно послушать, что эта женщина о ней знает.

– Ну ладно, расскажите мне. – Она поворачивается к Доротее, демонстративно игнорируя Буна. – О чем это Хьюберт говорил? Что мне будет интересно узнать?

– Хорошая курточка, – отвечает Доротея. – Новенькая?

В этот момент у Франко едва не появляется товарищ по судьбе, которому тоже чуть не вогнали переносицу в мозг между лобными долями. Однако Доротея сидит вне радиуса прямого удара, и Кейс удерживается от искушения.

Доротея улыбается.

– Три недели назад, – начинает она, – когда я была во Франкфурте, мне позвонили с Кипра. Какой-то русский. Представился, как специалист по налогам. Сначала я подумала, что его интересует контракт с Хайнцем, но потом поняла, что речь идет об особых услугах по линии моей предыдущей работы. – Она смотрит на Кейс и вопросительно поднимает бровь.

– Я знаю о вашей прошлой работе.

– РСѓСЃСЃРєРёР№ РїРѕРїСЂРѕСЃРёР» меня поставить РѕРґРЅРѕРіРѕ человека РІ неловкое положение, чтобы этот человек отказался работать РЅР° определенную фирму. Разумеется, речь шла РѕР± этой фирме, Р° человеком были РІС‹. – Доротея складывает СЂСѓРєРё РЅР° коленях. – Заказчик РІ тот же день вылетел СЃ РљРёРїСЂР°, если РѕРЅ действительно был РЅР° РљРёРїСЂРµ. РњС‹ встретились, Рё РѕРЅ рассказал Рѕ вас РєРѕРµ-какие детали. РљРѕРµ-что СЏ знала Рё сама, потому что уже РЅРµ первый РіРѕРґ занимаюсь этим бизнесом. Рекламным, СЏ имею РІ РІРёРґСѓ. Вообще, РѕРЅ был неплохо осведомлен, знал Рѕ моем прошлом. И Рѕ планах, которые СЏ строила насчет «Синего муравья».

– Значит, русский?

– Да. Что вам известно о Кипре?

– Почти ничего.

– Это свободная налоговая зона для русских бизнесменов. Там их очень много. В общем, мне сообщили о вас некоторые сведения и заплатили аванс.

– Простите, Доротея, – подает голос Бун. – Не хотел вас прерывать, когда вы говорили об этом раньше, но в какой валюте вам заплатили?

– В американских долларах.

– Спасибо!

Бун снова умолкает.

– Какие сведения? – спрашивает Кейс.

– Когда вы перестали посещать Кэтрин Мак-Нелли? – задает Доротея встречный вопрос.

– В феврале, – автоматически отвечает Кейс, чувствуя, как шевелятся волосы на затылке.

– Мой русский заказчик передал мне записи ваших бесед.

Кэтрин действительно делала записи во время каждой сессии.

– Так я узнала о вашей чувствительности к...

– Не будем вдаваться в детали, – обрывает Кейс.

Мог ли ее терапевт совершить такое предательство? У Кэтрин, правда, были некоторые сомнения насчет прекращения визитов, она считала, что процесс еще не закончен. Но они расстались в мире и согласии. Кэтрин хотела поработать над проблемами, связанными с исчезновением Уина, но для Кейс это было слишком рано, и они договорились подождать.

– Не могу поверить, чтобы Кэтрин... – начинает Кейс.

– Она скорее всего ни при чем, – отвечает Доротея, будто прочитав ее мысли. – Этот человек с Кипра... Вы никогда не имели дела с такими людьми? А я имела. Вероятно, он послал своих людей в Нью-Йорк, чтобы те забрались к ней в офис и сфотографировали записи. Кэтрин ни о чем не догадывалась.

– Прошу заметить, – вставляет Бун, – мы не можем точно датировать это событие. Кейс прекратила лечение в феврале. Значит, записи могли похитить в любое время между февралем и моментом первого контакта заказчика с Доротеей.

Кейс переводит взгляд с Бигенда на Буна, потом обратно на Доротею.

– И как было сформулировано ваше, э-э... – трудно подобрать слово, – ваше задание?

– Поставить вас в неловкое положение, чтобы вы покинули Лондон и впоследствии избегали контакта с «Синим муравьем». И особенно с Хьюбертом. Плюс мне дали программу, которую следовало установить на ваш компьютер. И я должна была следить за всеми вашими перемещениями в Лондоне.

– Они настояли, чтобы Доротея вернула установочный диск, – добавляет Бун. – К сожалению, она так и сделала.

– Значит, Франко залез в квартиру Дэмиена и установил какую-то программу. А что насчет азиатских шлюх?

– Азиатских... кого? – Глаза Доротеи расширяются в изумлении.

– А потом он вам позвонил, да? Отчитался, что все установлено?

– Откуда вы знаете?

– Он звонил с домашнего телефона Дэмиена.

Доротея вполголоса произносит какое-то итальянское ругательство.

Наступает тишина. Все смотрят друг на друга.

– Узнав, что вы летите в Токио, – продолжает Доротея, – они, судя по всему, сильно взволновались. Потребовали, чтобы я за вами проследила. Но у меня были обязанности перед Хайнцем, я не могла это сделать сама. Пришлось послать Франко и Макса.

– Что значит «они»?

– Не знаю. Я контактировала только с русским, но он явно на кого-то работал. Ему непременно хотелось получить информацию, которую вам должен был передать некий человек.

– Откуда они знали, что...

– В этом я еще должен разобраться, – говорит Бун.

– Памела Мэйнуоринг на нас больше не работает, – добавляет Хьюберт.

– Ее было несложно вычислить, – улыбается Доротея.

– А теперь, – говорит Хьюберт, – если вы с Буном нас извините, мне надо познакомить Доротею с нашими дизайнерами.

Они выходят, оставив Кейс и Буна наедине.

25 Магия-символ

Сидя в «Старбаксе» напротив «Синего муравья» и глядя на маятниковую лампу в стиле псевдо-«Мурано», точь-в-точь такую же, как в нью-йоркском «Старбаксе» рядом с ее квартирой, Кейс думает: в таком уютном месте странно чувствовать себя так скверно.

Они с Буном оказались здесь в результате нескольких неловких и практически невербальных решений. Кейс ни минуты не хотела оставаться в «Синем муравье» без крайней необходимости.

Нейтральная обстановка действует успокаивающе. Кейс чувствует, что эмоции постепенно приходят в норму; наверное, сказывается эффект знакомой территории. Но тут подходит Бун, держа в руках стаканчики с кофе.

– А почему «Старбакс» тебя не бесит, – спрашивает он, опуская стаканчики на стол, – если ты так чувствительна к торговым маркам?

Кейс бросает на него гневный взгляд; от раздражения она буквально лишилась дара речи.

– Ты что, сердишься? – Он садится напротив нее.

– А как ты думаешь? Во-первых, Хьюберт сошелся с Доротеей, которая сперла записки моего терапевта. Во-вторых... Не знаю, как мы дальше будем работать.

– Да, понимаю...

– Я не люблю, когда так делают. Там в машине, с Бигендом, когда ты начал врать, даже не посоветовавшись...

– Ну извини, виноват. Зашел дальше, чем нужно. Меня просто разозлило, что он вот так взял и заявился. Тебе ведь это тоже не понравилось?

Еще бы, конечно, не понравилось!

– Ну а зачем ты ему все выложил? Про мои подозрения насчет Доротеи? Мог бы сначала со мной поговорить. Я тебе открылась, а ты пошел и ему рассказал.

– Я думал, ты спишь...

– Все равно надо было позвонить!

– И потом, Франко и Макс сидели в машине, через дорогу от дома твоего друга.

– Они следили за домом? Когда?

– В час ночи, когда я проезжал мимо.

– Ты проезжал мимо? Зачем?

– Хотел убедиться, что с тобой все в порядке.

Она молча смотрит на него.

– Р’РѕС‚ тогда СЏ Рё РїРѕР·РІРѕРЅРёР» Бигенду. Рассказал, что РїСЂРѕРёСЃС…РѕРґРёС‚, РїСЂРѕ этих парней РІ машине. И намекнул, что РѕРЅРё, похоже, работают РЅР° Доротею. РћРЅ сразу же ей РїРѕР·РІРѕРЅРёР» – знал, что РѕРЅР° РІ Лондоне. РќРµ знаю, Рѕ чем РѕРЅРё говорили, однако буквально через десять РјРёРЅСѓС‚ Франко ответил РЅР° телефонный Р·РІРѕРЅРѕРє, Рё РѕРЅРё тут же смылись. РЇ еще какое-то время там поторчал, увидел, что РІСЃРµ чисто. И поехал Рє Бигенду РІ гостиницу. РњС‹ СЃ РЅРёРј позавтракали – очень рано, еще было темно. Рђ потом пришла Доротея, Рё РјС‹ вместе стали пить кофе.

– Ты что, вообще не спал?

– Нет.

– И ты видел, как они договорились с Доротеей?

– Нет, они договорились по телефону, а детали обсудили уже потом, без меня. Но свою историю она рассказала при мне. Поэтому я знаю, что Франко и Макс вернулись в Лондон еще раньше нас. Они вылетели, как только ты позвонила Памеле Мэйнуоринг. Представляешь, они ехали прямо за нами, когда Хьюберт вез нас из аэропорта! А он даже не заметил. Такие мелочи его, похоже, не интересуют.

Кейс начинает понимать: Бун открылся Бигенду, чтобы обеспечить ее безопасность. Правда, сейчас она отнюдь не чувствует себя в безопасности.

– А если Доротея опять врет, ведет двойную игру, на самом деле продолжая работать на тех людей?

– Все может быть. Ты ведь знаешь, Хьюберт игрок. Очень методичный, но все равно игрок. Он ставит на то, что понимает ее психологию лучше, чем они. Эти русские, или киприоты, или кто бы они ни были – все, что они могут ей предложить, это деньги. Ну, и еще могут пригрозить. Это Бигенд сам упомянул, когда мы с ним говорили.

– В каком смысле?

– Зачем мертвой Доротее головокружительная карьера?

– Ты слишком драматизируешь.

– Не уверен. Люди, которые приказывают русскому киприоту нанять промышленную шпионку, могут иметь некоторую склонность к драматизму. Особенно если они и сами русские.

– Доротея до сих пор поддерживает с ними связь? Они действительно русские? Вообще, кто они такие?

– Она говорила с заказчиком вчера вечером. На данный момент их контракт считается разорванным.

– А почему ты говоришь «они», во множественном числе?

– Доротея думает, что за этим стоит какая-то организация. Сама она встречалась только с тем русским. Но когда она отчитывалась, по телефону говорили какие-то другие люди. И у нее сложилось впечатление, что эти люди либо русские, либо работают на русских.

Кейс пытается разложить по полкам хотя бы некоторые из этих фактов.

– Они знают о тебе?

– Только РёР· жучка РІ телефоне твоего РґСЂСѓРіР°. РћРЅРё знают, что Бигенд РїРѕРїСЂРѕСЃРёР» тебя СЃРѕ РјРЅРѕР№ встретиться. И еще РѕРЅРё нас фотографировали, РєРѕРіРґР° РјС‹ гуляли РїРѕ набережной. И РѕРЅРё наверняка поняли, что это СЏ был РІ Роппонджи, РЅР° мотороллере. Р’РѕС‚ Рё РІСЃРµ. Конечно, если ты РЅРёРєРѕРјСѓ ничего РЅРµ рассказывала. Особенно РїРѕ тому телефону.

– Нет, я ничего не говорила. А как же мой мобильник? Ведь если Памела работала на Доротею...

– Доротея говорит, там все чисто. У них просто не хватило времени. Мисс Мэйнуоринг взяла этот телефон из дежурного запаса «Синего муравья». Доротея обязательно поставила бы туда жучок, если бы у нее было время. Твой «Айбук» купили в магазине напротив. Я поговорил с парнишкой, который его забрал. Он его распаковал, проверил систему и установил софт, который ему дал Хьюберт. Памела забрала компьютер по дороге к тебе; на улице ее уже ждала машина. И потом, в Токио я его проверил и ничего не нашел. Что еще она тебе дала?

– Вроде ничего. – Кейс пытается вспомнить. – Да, еще кредитную карту.


3922116254941509.html
3922142809660141.html
    PR.RU™