Эпилог. Дело Дик-Рида продолжается. С 1933 года, когда книга "Роды без страха" впервые была издана под названием "Естественные роды" она оказывала и оказывает не вызывающее

С 1933 года, когда книга "Роды без страха" впервые была издана под названием "Естественные роды" она оказывала и оказывает не вызывающее сомнений влияние на весь мир. В 1942 году работа "Откровение родов" стала слабым лучом надежды на здравомыслие для страны, пребывающей во мраке после ужасов Второй мировой войны. Работа Дик-Рида стала обещанием счастливого возрождения нации, пережившей так много смертей.

В 1944 году, в год рождения "Дома Харпера" книга "Роды без страха" была предложена американским женщинам еще в тот период, когда будущее человечества оставалось еще грустным и расплывчатым. Послание Дика-Рида придало храбрости тем женщинам, которые хотели бороться за свое право - право, которое у них было отнято: дать жизнь ребенку в достойной сего момента атмосфере - атмосфере доброты и мира.

Война закончилась, и после ее окончания женщины во всех уголках мира услышали этот "призыв из пустыни" и сразу же откликнулись на него, так как почувствовали, что Дик-Рид хочет освободить их от того отвратительного и невежественного, что окружает роды. Вновь женщины начали стремиться к тому, чтобы более мудро относиться к родам, не терять своего достоинства. Я же могу просто сказать, что он был великим человеком. Я горжусь не только тем, что была его женой, но и тем, что являлась сторонницей его учения, которое выжило, несмотря на все препоны и трудности.

Я до сих пор считаю книгу "Роды без страха" делом жизни Дик-Рида. Меня не раз спрашивали, умер ли он разочарованным. Нет, конечно, нет! Хотя он очень устал от многочисленных поездок с лекциями по разным странам. Однако он сам же к ним и стремился, отдавая все силы для того, чтобы надежных, добрых акушеров стало как можно больше. Дик-Рид искренне верил, что в конце тоннеля начинает мерцать свет, и все большее число акушеров начинают понимать преимущество естественных родов. От всего сердца я говорю, что хотя он и не успел увидеть расцвета его великой работы, тем не менее он умер удовлетворенный знанием того, что правильное направление дано, и это даст свои плоды.

В середине 1955 года Дик-Рид перенес первый сердечный приступ, а затем еще один в поездке по Европе. Но он продолжал свою работу, и в конце 1957 года отправился в Соединенные Штаты и Канаду, чтобы вновь читать свои лекции. Во время лекции в Торонто в 1958 году ему снова стало плохо.

К счастью, это не было сердечным приступом, как мы предполагали. Но в январе 1959 года случился другой приступ, сопровождающийся кровоизлиянием в мозг. Однако даже после него Дик-Рид сумел оправиться и даже выглядел так, что никто не верил, что он пережил три инфаркта. К несчастью, вскоре после Пасхи приступ, с таким же тяжелым последствием, повторился. Дика госпитализировали в хорошо знакомую ему больницу Лондона, в Уайтчапеле. Когда он почувствовал, что враг одолевает его и близится конец, он взглянул на меня и произнес: "Поедем домой, любимая".



Поспешно я сделала все необходимое для того, чтобы добраться вместе с ним в наш дом в Норфолке. Дик прожил еще девять дней - в полном сознании, счастливый, что он окружен только теми, кто по-настоящему любит его. Перед смертью он потерял дар речи, но глаза оставались прежними. В них светились такой ум и такая человечность, для описания которых я не могу отыскать слов. В мир иной отошел он очень тихо, и так же, как в 1942 году он держал руки матери, когда она умирала, так и я держала его - человеческая взаимосвязь непрерывна.

Джессика Дик-Рид


3923411854423166.html
3923435404645740.html
    PR.RU™