Лекция 11. Советская модель модернизации

Цель: определить содержание советской модернизации 20-30-х гг. XX в.

Задачи:

-выявить причины модернизации;

- охарактеризовать составные части политики модернизации, проводимой советским правительством;

- подвести итоги, охарактеризовать результаты и последствия советской модернизации.

Под термином «модернизация» в современной историографии понимается проведение экономических и социокультурных реформ, реализация которых ведет к коренному изменению производительных сил и производственных отношений. Результатом модернизации страны становится достижение социально-экономических показателей, характерных для высшей точки развития современных обществ.

Советская модернизация включала в себя три основных элемента: индустриализацию, коллективизацию, культурную революцию.

Проведение индустриализации, причем ускоренными темпами, было продиктовано как экономическими и военными (нараставшее отставание СССР от передовых западных стран), так и многими социальными причинами (рост безработицы, нехватка жилья, товарный голод). Успешное восстановление хозяйства страны в годы НЭПа позволяло приступить к решению задач индустриального развития. Советским руководством были определены основные цели индустриализации: создание мощной тяжелой промышленности, преодоление технико-технологической отсталости страны, достижение экономической независимости от соседних государств, формирование машинно-технической базы в сельском хозяйстве.

На состоявшемся в декабре 1925 г. ХIV съезде ВКП(б) руководителями партии была сформулирована главная цель индустриализации: превратить СССР из страны, ввозящей машины и оборудование, в страну, производящую их. Осуществлять индустриализацию предполагалось постепенно, с учетом наличных ресурсов и на основе поддержания рыночного равновесия между развитием сельского хозяйства и промышленности, усиленного экспорта сельскохозяйственной продукции и импорта оборудования. Предложение левой оппозиции (Троцкого, Зиновьева и Каменева и их сторонников) - ускорить индустриализацию за счет нажима на крестьянство, усилить административное вмешательство в экономику - было раскритиковано (Бухариным, Рыковым, Сталиным и др.) и отвергнуто большинством как предложение, ведущее не к укреплению экономического сотрудничества между пролетариатом и крестьянством, а к его разложению, неизбежно ведущее к приостановке развития сельского хозяйства, сокращению источников сырья для промышленности и рынка сбыта ее продукции, а значит, к резкому падению темпов индустриализации.

Индустриализация, проводящаяся на основе сбалансированного развития тяжелой и легкой промышленности, индустриального и аграрного секторов, представлялась более безболезненной для страны. Но, с другой стороны, возникала проблема накопления средств для ее проведения. Правительство столкнулось с нехваткой государственных финансовых средств для развития промышленности. Для реализации поставленной задачи руководство партии использовало следующие источники проведения индустриализации:



- хлебный экспорт. (Наибольшую выручку за вывоз хлеба удалось получить в 1930 г. - 883 млн. руб. В последующие годы цены на зерно на мировом рынке резко упали. Экспорт большого количества хлеба в 1932-1933 гг., когда страна находилась на карточках, суммарно принес всего - 389 млн. руб., а вывоз лесоматериалов почти 700 млн. руб. Продажа пушнины в 1933 г. позволила выручить средств больше, чем за вывезенный хлеб;

- займы у крестьян. (В 1927 г. - 1 млрд. руб., 1935 г. - 17 млрд. руб.);

-рост цен на вино-водочные изделия (к концу 20-х гг. доход от водки достиг 1 млрд. руб. и примерно столько же давала промышленность);

- эмиссия. (Рост денежной массы, не обеспеченной товарами, продолжался в больших масштабах до конца 1 пятилетки. Эмиссия выросла с 0,8 млрд. руб. в 1929 г. до 3 млрд. руб.).

Проведение индустриализации осложнялась отсутствием опыта организации производства и сбыта продукции, нехваткой квалифицированных кадров, ограниченными возможностями использования преимуществ международного разделения труда, обострением проблемы обороны.

В этой связи начальный период социалистической индустриализации (1926-1928) характеризовался недостатком капиталовложений, отсутствием больших масштабов капитального строительства, невниманием к индустриальному развитию окраины (промышленная база по-прежнему размещалась в центре, а окраинам в основном отводилась роль сырьевых придатков, источников материальных ресурсов). Тем не менее, в 1928 г. промышленное производство по ряду важных показателей превзошло довоенный уровень. Определились некоторые положительные сдвиги в соотношении между отраслями промышленности. Удельный вес группы «А» (производство средств производства) повысился с 34,8% в 1925 г. до 35,5% в 1928 г. В целом рост основных производственных фондов был незначителен и не позволял ликвидировать отставание от передовых капиталистических стран. Сохранялось и основное противоречие: противоречие между теми грандиозными задачами, которые предстояло решить, и теми ограниченными возможностями, которые для этого имелись.



Масштабность задач и крайняя ограниченность материальных и финансовых средств потребовали усиления централизованного планирования. В начале 1929 г. Госплан предложил Совнаркому два варианта пятилетнего плана. Один из этих вариантов, названный оптимальным, превосходил другой, названный отправным, примерно на 20%. В апреле 1929 г. ХVI партконференция одобрила, а в мае того же года V съезд Советов СССР окончательно утвердил оптимальный вариант пятилетнего плана (на 1928/29-1932/33). Под давлением мнения И.В. Сталина была дана установка на максимальные темпы индустриализации. Оптимальный план предусматривал удвоение добычи угля: 35 млн. тонн в 1927-1928 гг., 75 млн. тонн в 1932, сталинская цифра - 105 млн. тонн. То же было с нефтью: 11,7, 21,7 и 55 млн. тонн; с чугуном - 3,2, 10 и 16 млн. тонн. То же самое происходило со всеми другими цифрами пятилетнего плана. Но и это кажется недостаточным. В декабре 1929 г. съезд ударников призывает выполнить пятилетку в четыре года. Лозунгом дня становится: «Пять в четыре». Но и этого мало - Сталин заявляет: «темпы решают все». 4 февраля 1931 г. он говорит о возможности - следовательно, необходимости - выполнения пятилетки в основных, решающих отраслях промышленности в три года.

Индустриализация рассматривалась как ведущее начало социалистического строительства в масштабах всей страны и во всех сферах народного хозяйства. При опережающем росте промышленности наивысшие темпы предусматривались для отраслей группы «А», т. е. производства средств производства. 78 % всех капиталовложений направлялось в промышленность. Валовая продукция крупной индустрии должна была увеличиться более чем в 2 раза, а в отраслях группы «А» - в 3 с лишним раза.

Поправки не только оказались экономически необоснованными, они просто были авантюристичны. И хотя результаты в 1932 г. по сравнению с 1928 г. были внешне впечатляющие, необоснованное взвинчивание темпов индустриализации негативно сказалось на экономическом развитии. Сельское хозяйство не обеспечивало стремительно возросших потребностей в сырье и продовольствии, что заставило возродить в 1929 г. карточную систему строго нормированного распределения. Серьезно отставало развитие социальной сферы, особенно в области обеспечения жильем городского населения. В итоге почти по всем показателям первый пятилетний план не был выполнен, а в сельском хозяйстве и в некоторых отраслях легкой промышленности произошло падение производства. Единственный показатель, который перевыполнялся быстрее, чем предусматривали самые фантастические цифры, - показатель занятости. В народном хозяйстве предполагалось занять 14,7 млн. человек, в 1932 г. было занято 22,9 млн. человек. Нехватку квалифицированных рабочих покрывали количеством. Цель была одна - сосредоточить максимум сил и средств в тяжелой промышленности.

В результате труда советского народа за годы первой пятилетки было приведено в действие множество новых промышленных предприятий. На востоке страны появилась новая угольно-металлургическая база - Урало-Кузбасс с главными центрами в Магнитогорске и Кузнецке. В Мариуполе, Сталинграде, Москве, Никополе и Первоуральске были построены заводы по выплавке металлов и прокатке труб. Крупные автомобильные заводы появились в Горьком и Москве, тракторные заводы - в Сталинграде, Харькове и Челябинске. Заводы по производству тяжелого машиностроения были построены в Горловке, Свердловске (Уралмаш). Была воздвигнута крупнейшая электростанция (Днепрогэс).

Серьезных успехов добилось машиностроение. Появились целые отрасли, каких не было в дореволюционной России: авиационная, тракторная, электроэнергетическая, химическая промышленность и др. СССР из страны, ввозящей промышленное оборудование, превращался в страну, производящую качественное оборудование.

Просчеты, выявленные при выполнении плана первой пятилетки, заставили советское руководство внести определенные изменения в проводимую экономическую политику. Хозяйственный план на 1933-1937 гг., а также директивы второй пятилетки, одобренные ХVII съездом ВКП(б) в январе-феврале 1934 г., поставили высокие, но вполне реальные цели. Во второй пятилетке снижались общие темпы роста промышленности, упор делался на достижение более высоких темпов роста фонда потребления. Определенные сдвиги произошли в политике капиталовложений. Хотя основная масса их направлялась в тяжелую индустрию, легкая промышленность получила капитальных средств в 4,6 раза больше, чем в первой пятилетке. В годы второй пятилетки усилилось внимание к стимулированию труда. Если в годы первой пятилетки широко применялись административный и идеологический нажим, то в годы второй пятилетки учитывались интересы работников, применялись материальные стимулы к труду (индивидуально-сдельная оплата, бригадный хозрасчет, премия за экономию сырья, материалов, инструментов и т.д.), что благотворно сказалось на росте производительности труда в промышленности. Ощутимые перемены в сторону повышения благосостояния рабочих и служащих стимулировали трудовую активность масс, побуждали трудиться с большей отдачей. Наиболее ярким выражением этого стало стахановское движение. Подъем творческой и трудовой активности рабочего класса явился одним из важных факторов сравнительно успешного выполнения второй пятилетки.

Важным этапом в индустриальном развитии СССР стала также третья пятилетка (1938-1942), в ходе которой наращивался промышленный потенциал страны, накопленный в предыдущие годы. Особое внимание уделялось развитию оборонных отраслей, что, в первую очередь, было связано с обострением международной обстановки.

Индустриализация, проведенная методом штурма и натиска, за счет огромного перенапряжения материальных и людских ресурсов, дала ощутимые результаты. Темпы роста тяжелой промышленности в первые пятилетки (1928-1940) были в 2-3 раза выше, чем за 13 лет развития России перед Первой мировой войной (1900-1913). Хотя удельный вес промышленности превзошел долю сельскохозяйственного производства лишь к 60-м гг., по абсолютным объемам промышленного производства СССР в конце 30-х гг. вышел на второе место в мире после США (в 1913 г. - пятое место). Были преодолены технико-экономическая отсталость и зависимость от импорта. Сократилось отставание от развитых капиталистических стран по производству промышленной продукции на душу населения: если в 20-е годы разрыв был в 5-10 раз, то в конце 30-х в 1,5-4 раза (Таблица 1)

Таблица 1


3924642849053538.html
3924739614704934.html
    PR.RU™